Арбитраж как атрибут вольного общества. Интервью с английским юристом Норайром Бабаджаняном | носости на nalogi-vychety

Почему искрометно образованные и проф юристы из государств СНГ (Содружество Независимых Государств — региональная международная организация (международный договор), призванная регулировать отношения сотрудничества между государствами, ранее входившими в состав СССР),  имея довольно мощные позиции доказательственной базы и применимого права, часто приходили в интернациональных арбитражных разбирательствах к финишу вторыми? Какой малой толики им не хватало? Почему арбитраж не обожают авторитарные режимы? О этом юрист Высших судов Великобритании и Уэльса и русский юрист, специализирующийся в сфере разрешения интернациональных споров Норайр Бабаджанян поведал в интервью сотруднике, основному редактору ЭСМИ «ЗАКОНИЯ», адвокату Рубену Маркарьяну.

Норайр, до этого всего позволь поздравить тебя с выходом перевода под твоей редакцией фундаментального труда Гэрри Борна «Интернациональный арбитраж: право и практика». Почему ты счел нужным представить русской аудитории конкретно эту книжку и конкретно этого создателя? Какому кругу читателей она предназначается? 

Как ты знаешь, я наиболее четверти века практиковал в адвокатских фирмах Риги (откуда я родом), Нью-Йорка, Лондона, Вены и Москвы, и провел наиболее четырехсот интернациональных арбитражных разбирательств по разным регламентам – от британских до североафриканских и от европейских до американских.  Временами мне приходилось с неким удивлением следить, как мои сограждане из государств бывшего СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), имея довольно мощные позиции как в контексте доказательственной базы, так и применимого права, приходили к финишу вторыми.
Не усвой меня ошибочно, это все блестящие юристы, идеально образованные, глубоко и роскошно мыслящие, свободно владеющие тремя-четырьмя языками.  Но в ряде всевозможных случаев им не хватало самой малой, время от времени решающей толики познаний, и – что в особенности принципиально – подлинного осознания вида мышления судей и оппонентов. Тут нет их вины: согласись, что всякий юрист, выступающий в международном арбитражном разбирательстве перед зарубежными судьями, изучавшими теорию и практику арбитража по книжкам, хорошим от тех, что изучал он сам, находится в вначале проигрышном положении.
Потому чтоб по-настоящему осознать логику мышления, процессуальных действий и тех либо других поступков зарубежных участников разбирательства, чтоб научиться на чужом опыте, сводя таковым образом к абсолютному минимуму опасности для российского доверителя, для меня было принципиальным перенести на российскую почву более значимый пласт познаний, скопленных нашими английскими, европейскими и южноамериканскими визави.
Книжка «Интернациональный арбитраж: право и практика» написана Гэри Б. Борном, партнером английского кабинета американской юридической компании Wilmer Cutler Pickering Haleand Dorr LLP, и одним из самых узнаваемых современных профессионалов в области интернационального права и интернационального арбитража. В книжке обширно применены три принципиальных международно-правовых инструмента, три столпа интернационального арбитража: до этого всего Нью-Йоркская конвенция 1958 года, Типовой закон и Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ. Конкретно эти акты содействовали созданию и развитию современной арбитражной практики.  Благодаря им интернациональный арбитраж сейчас является в большенный степени всепригодной областью права.
Книжка представляет собой собственного рода квинтэссенцию другого фундаментального труда Гэри Борна, английского трехтомника “International Commercial Arbitration” общим объемом в 4408 страничек, вышедшего в 2014 году в издательстве Kluwer Law International. 
Что все-таки касается читательской аудитории, то Гэри Борн сделал упор на доступное для осознания изложение важных правовых принципов и текущей интернациональной арбитражной практики, исходя из более насущных проф потребностей арбитров, адвокатов, юрисконсультов, также студентов, аспирантов и профессорско-преподавательского состава юридических факультетов. Вообщем, эта книжка так просто и интересно написана, что полностью может представить энтузиазм и для неюристов.

Популярность арбитража в мире вырастает вкупе с количеством коммерческих споров. Но даже посреди юристов, не говоря уже о коммерсантах, существует неверное мировоззрение о международном арбитраже, как о кое-чем ненадежном, дескать, это услуга, а не трибунал. Не будем погружаться в рассуждения о безальтернативности коммерческого арбитража для разрешения споров участников интернационального договора, скажи, по-твоему, каковы его достоинства перед обычным правосудием?

Если гласить совершенно просто, то интернациональный арбитраж основан на соглашении сторон, выраженном в арбитражной обмолвке и тем либо другим методом внесенной в контракт меж сторонами. Лорд Хоффманн отдал, на мой взор, блестящее и одновременное лаконичное определение арбитража в известном деле Fiona Trust & Holding Corp v. Privalov [2007] 4 AllER 951, 956-957: «Арбитраж совершается по обоюдному согласию. Он зависит от целей сторон, выраженном в их соглашении. Лишь соглашение является показателем того, какие конкретно споры они были хотят передать в арбитраж». 
Арбитраж очень различается от муниципальных судов, хотя и связан с ними теснейшим образом. 
Естественно, на теоретическом уровне может быть передать тот либо другой спор на рассмотрение арбитража без роли муниципальных судов. Но при всем этом может появиться ряд сложностей, посреди которых – принуждение одной из сторон к соблюдению критерий арбитражного соглашения. Если же такое принуждение нереально – а приневолить нерадивую сторону может лишь трибунал – то эта сторона может подорвать ход арбитражного разбирательства, сведя его на нет. 
Иная сложность состоит в том, что, в отсутствие судебного надзора над ходом арбитражного разбирательства, который заключается в проверке законности и обоснованности промежных и окончательных арбитражных решений, судьи могут просто проигнорировать или ошибочно интерпретировать требования государственного законодательства места арбитража, как материально-правовые, так и процессуальные. И так дальше.
Таковым образом, судейский корпус – это не только лишь совесть арбитражного разбирательства, да и способствующая сторона.  
Потому и Типовой закон ЮНСИТРАЛ, и национальные законодатели отыскали собственного рода «золотую середину»: невзирая на институт свободы воли сторон и квази-судебную суть разбирательства, так как коммерческий арбитраж представляет собой область личного права, он безизбежно подпадает под юриспунденцию муниципальных судов места арбитража. При всем этом степень вовлечения судов в арбитражный процесс разнится зависимо от юрисдикции. 
Как я уже много раз гласил и писал, всякий арбитраж, будь то внутринациональный либо интернациональный, является атрибутом вольного общества. И, как всякое проявление вольного волеизъявления, он интенсивно отторгается автократическими и тем наиболее тоталитарными режимами, так как подразумевает непременно независящие решения участвующих в процессе сторон – пусть и с некими необходимыми ограничениями.
Не устаю цитировать Яна Полссона, который напомнил в собственной известной книжке «Мысль арбитража», что, к примеру, во французском языке существительное «arbitre» обозначает не только лишь судьи (от латинского «arbiter»), да и свободу воли (от латинского «arbitrium»).
Арбитраж является одним из более тривиальных практических проявлений либертарианства – философской концепции, предполагающей в том числе и до этого всего свободу личности, ограниченную только рамками свободы иной личности. Эта теория отражает идею свободы воли сторон (диспозитивности), воплощенную как в Типовом законе ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже, так и в регламентах большинства всемирно общепризнанных интернациональных арбитражных учреждений.
На мой взор, интернациональный коммерческий арбитраж – это не трибунал и не услуга. Считать то либо другое, означало бы накладывать ограничения на осознание сущности этого института. Это не трибунал, так как суды – это осуществляющие правосудие повсевременно действующие муниципальные органы. Это и не услуга, так как услуги осуществляются при содействии пользователя и поставщика, и регулируются законами о защите прав потребителей. Интернациональный коммерческий арбитраж – это, быстрее, один из инструментов для урегулирования частноправовых споров меж субъектами внешнеэкономической деятельности.

Вернемся к твоему хобби переводчика зарубежной арбитражной литературы. Это твой 1-ый такового рода перевод? Ожидать ли новейших? 

Это не 1-ый перевод. Ранее мы с моими студентами-юристами Всероссийской академии наружной торговли и Столичного муниципального института интернациональных отношений перевели на российский язык и выпустили ряд очень увлекательных работ, включая книжку Кая Хобера и Ховарда Зусмана «Перекрестный допрос в международном арбитраже» и британский Арбитражный закон 1996 года. 
Не считая того, мы с моими германскими и латвийским сотрудниками перевели Регламент Германской морской арбитражной ассоциации (ГМАА), этот перевод не так давно возник на веб-сайте ГМАА. В истинное время мы с моими сотрудниками по Redstone Chambers готовим публикацию перевода Регламента Английской морской арбитражной ассоциации (ЛМАА).

Норайр, есть ли «магическая» формула фуррора – как стать удачным адвокатом в сфере арбитража?

Перефразируя известное выражение В.И. Ленина, удачным адвокатом в области интернационального арбитража можно стать только тогда, когда обогатишь свою память познанием всех тех богатств, которые были выработаны твоими забугорными сотрудниками (улыбается – РМ). 

Благодарю тебя за интервью, фортуны во всех делах и начинаниях!

Спасибо, Рубен!

Справка ЭСМИ «ЗАКОНИЯ»: Норайр Бабаджанян – юрист Высших судов Великобритании и Уэльса и юрист Адвокатской палаты Столичной области, практикуется в сфере разрешения интернациональных коммерческих и вкладывательных споров.
Выпускник Латвийского института в Риге, Школы права Института Тулэйн (США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)) и Института св. Эдмунда Кембриджского института (Англия).
​Часто оказывает адвокатскую помощь в сложных мульти-юрисдикционных спорах в большинстве судебных центров Европы, Северной Америки и Юго-Восточной Азии, также под эгидой ведущих глобальных третейских институтов, таковых как LCIA и LMAA (Лондон), ICC (Париж), SCC (Стокгольм), VIAC (Вена), ICDR (Нью-Йорк) и ICSID (Вашингтон, округ Колумбия). 
В истинное время преподает ряд британских правовых дисциплин как приглашенный педагог Столичного муниципального института интернациональных отношений (МГИМО-Института) Министерства зарубежных дел Русской Федерации.​

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.