ОСОБО ОПАСНЫЕ ДЕНЬГИ | носости на nalogi-vychety

Контролирующие работу бизнеса ведомства сами нарушают закон и неэффективно распоряжаются средствами госбюджета. К такому выводу пришла Счетная палата РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), проверив деятельность Росимущества по администрированию неналоговых доходов и управлению федеральным имуществом в 2019 году, сказала Газета.ру.

Ранее глава Счетной палаты Алексей Кудрин на встрече с президентом Владимиром Путиным доложил о бессчетных фактах нецелевого использования экономных средств, нарушений бухгалтерского учета, процедур муниципальных закупок: министерства и ведомства некорректно издержали около 50 миллиардов рублей. На 2-ой исконный российский вопросец специалисты издания ответили, что ужесточением ответственности чиновников делему не решить, нужно увеличивать свойство госменеджмента, чтоб не стали мучиться не только лишь муниципальные деньги, да и личные предприниматели, которых эти горе-чиновники контролируют. 

Рубен МаркарьянКак объяснил изданию Газета.ру основной редактор ЭСМИ «ЗАКОНИЯ», юрист Рубен Маркарьян, рост нарушений быть может связан с иными факторами, нежели нехорошее законодательство. «Во-1-х, денежные потоки наиболее многоводны в экономных реках, в крайнее время в особенности. Вашему бизнесу весьма подфартило, если он развивается без экономных средств (в виде субсидий, или госконтрактов)», – произнес Рубен Маркарьян. В основном бизнес старается как-то отхватить из экономного сундука, а это неизбежно ведет к повышению статистических характеристик как занятых в обороте экономных средств, так и нарушений.

«Во-2-х, проверяющие и оперативно-следственные сотрудники делают для себя карьеру на вскрытии экономных нарушений и злодеяний, потому что правительство в основном защищает свои закрома, чем остальных участников рынка. Поэтому муниципальный контроль расходования экономных средств превалирует в работе компетентных органов, а для остальных участников рынка остается лишь трибунал. Ну, и, в-3-х, недозволено исключать низкую квалификацию служащих, которые совершают правонарушения в экономной сфере не специально, а по неведению», – отметил юрист. А позже такие сотрудники сталкиваются со «следователем-карьеристом», который совершенно не читал Экономный кодекс и не лицезреет различия меж экономными средствами и, к примеру, лимитами экономных обязанностей.

ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» годом ранее писало о звучном уголовном деле в стиле «наказать невиновных и вознаградить непричастных» о «нецелевом» использовании экономных средств в журналистском расследовании «Вертолеты заместо амфибий…» 

Напомним, экс-глава финансово-экономического департамента МЧС Раис Ахмадеев и прошлый директор департамента развития МЧС Александр Томашов были обвинены в нецелевом использовании 1,7 миллиардов рублей. Вся их «вина» состояла в том, что управление МЧС, утомившись ожидать четыре года самолеты-амфибии от поставщика, часто срывающего договор поставки, коллегиально решило приобрести два вертолета Ми-8 и 110 современных пожарно-спасательных машин. Тех, что тушат пожары, имея для этого все нужное оборудование, прямо до маленький электростанции для освещения либо питания при форсмажорных ситуациях. Потом эта техника была задействована при тушении пожаров в Сибири. Были проведены надлежащие конкурсы, заключены и подписаны договоры, вовремя переданы в Минфин нужные конфигурации в сводную экономную роспись. Наиболее того, от ненадежного поставщика в бюджет поступило 200 миллионов рублей в виде штрафов. Вот за эту борьбу за любой экономный рубль следствие и «вознаградило» Ахмадеева и Томашова уголовным преследованием.

Редакции ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» известен иной вариант небезопасного соприкосновения с экономными средствами и необычного поведения следствия, но уже на уровне личного предпринимательства. В Нижнем Новгороде ЖСК получил экономную субсидию и заключил контракт подряда со строительной компанией для окончания строительства и ввода в эксплуатацию объекта. Опосля того, как в Минстрой области был представлен заключенный контракт, казначейство перечислило средства на счет ЖСК. Чудилось бы все просто: ЖСК – конечный получатель гранта, а средства, поступив на его счет, не стали быть экономными. Компания-подрядчик завершает стройку, по собственной инициативе выполнив доп работы, не предусмотренные проектной документацией, но без которых ввод строения в эксплуатацию был неосуществим, очевидно, превысив смету. Контрольно-счетная палата области провела выборочный контрольный обмер выполненных работ на объекте и зафиксировала их превышение над заактированными.  На основании акта ЖСК обратился с претензией к подрядчику с требованием вернуть эту сумму как неосновательное обогащение, но получив отказ от подрядчика в ублажении требования во внесудебном порядке, в трибунал в итоге не начал двигаться.

Но вдруг через довольно длительное время опосля акта счетной палаты, Следственная часть Следственного управления МВД (Министерство внутренних дел — орган исполнительной власти, правительственное учреждение, в большинстве стран, как правило, выполняющий административно-распорядительные функции в сфере обеспечения общественной безопасности) Рф по г. Нижнему Новгороду возбуждает уголовное дело в отношении компании-подрядчика по п. б ч. 2 ст. 165 УК (Уголовный кодекс — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), а позже переквалифицирует его по ч.4 ст.159 УК (Уголовный кодекс — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) «Мошенничество», т.е. хищение валютных средств методом обмана в особо большом размере с внедрением служебного положения, без возбуждения новейшего уголовного дела. По версии следствия, подрядчик причинил особо большой материальный вред Минстрою области на сумму того самого превышения выполненных работ над заактированными.

«Другими словами, заместо обыденных судебных процедур меж ЖСК и подрядчиком правительство в лице следователя возбудило уголовное дело, посчитав, что идет речь о хищении экономных средств. Хотя уже издавна юридическая идея и высшие судебные инстанции сделали вывод, что если подрядчик не является участником муниципального договора, то речь не может идти о экономных средствах и нарушении экономной дисциплины, и уж тем наиболее хищении из бюджета», – отметил Рубен Маркарьян.

Грантовые мучения

Нужно сказать, что это далековато не единичный вариант, когда экономные субсидии для бизнесменов преобразуются заместо блага в дамоклов клинок в силу уже нареченных обстоятельств. Безвозмездные средства, очевидно, еще прибыльнее бизнесу, чем кредиты. Но для того, чтоб их получить, приходится открыть не одну бюрократическую дверь и собрать уйму бумаг, получив – писать тонны отчетов, документировать любой шаг, а при мельчайшем отклонении, по воззрению грантодателей, от плана, быть готовым возвратить средства, а то и быть обвиненным в мошенничестве и пойти под трибунал. При этом стать фигурантом уголовного дела, как видно из примера, можно даже не будучи грантополучателем, а производить работы в качестве подрядчика на средства субсидий.

Виктор Николаевич ГригорьевПричин тому несколько, считает доктор юридических наук, узнаваемый ученый-криминалист, ученый секретарь Столичного института МВД (Министерство внутренних дел — орган исполнительной власти, правительственное учреждение, в большинстве стран, как правило, выполняющий административно-распорядительные функции в сфере обеспечения общественной безопасности) Рф Виктор Григорьев. Это и дыры в профильном законодательстве, а именно, Экономном кодексе, регулирующем эту сферу, это свободная трактовка норм на местах (пиши, что чернила сносят), это и «хитрушничество» самих бизнесменов. 

«Но основная неувязка – та, о которой гласить не принято, потому что «чревато»  – откаты. Кто-то получил субсидии, поднял бизнес, отдал рабочие места, выполнил работы, а те, кто выделял средства, одобрял заявку, считают, что им «должны». А докопаться, как понятно, можно до всякого столба. Те, кто работали в стройотрядах, знают, что можно до бесконечности принимать работы, а можно принять дом без ливневки и так дальше. Естественно, оценка корректности освоения экономных субсидий зависит от квалификации, но часто – от «договороспособности» обеих сторон», – произнес в интервью ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» Виктор Григорьев.  

Большую роль, по воззрению ученого, играет размытость и некорректность ряда законодательных норм, то, что закон прописывает их тут и на данный момент, а применяться они будут завтра. Вот и выходит, что закон не поспевает за жизнью: возникают новейшие технологии, материалы, инноваторские подходы, а нормами закреплены устаревшие. И бизнесмен сталкивается с проблемой: или оставаться во вчерашнем деньке, но в серьезном согласовании с предписанными нормативами, или использовать новейшие подходы, рискуя попасть на скамью подсудимых.

Что касается приведенного примера, Виктор Григорьев выделил, что за предложение схожих действий своим студентам поставил бы двойку. «Как такое быть может? Разумеется же, что подрядчик не является получателем экономной субсидии и участником экономного процесса – с ним Минстрой контракт не заключал, у него нет открытого счета в Минфине области, он не участвовал в конкурсе по закупке. Возведенный им объект не является городским. Следуя политической воле управления страны по понижению давления на бизнес, был установлен порядок, в согласовании с которым, уголовные дела по хозяйственным фронтам, т.е. частно-публичного обвинения, возбуждаются не по другому как по заявлению потерпевшего. А ни ЖСК, ни Минстрой с таковым заявлением не обращались. И что же это все-таки за крайнее изобретение правоприменительной практики, когда завлекают обвиняемого не по тому составу злодеяния, по которому было возбуждено уголовное дело?» – отметил Виктор Григорьев.

Латки негде ставить

По воззрению ученого, гласить о предстоящем массовом «латании» законодательства глупо. Работать нужно с правоприменительной практикой и на ее базе с привлечением предпринимательского общества и правоведов-практиков производить нужные нормы. Лишь так они будут работать. И, естественно, сначала, отсекать коррупционную составляющую.

«Какой толк, к примеру, что поменяли 40 лет действовавший предшествующий Уголовный кодекс на новейший, если в новейший уже внесены сотки поправок и это не предел. Как досадно бы это не звучало, создается мировоззрение, что почти все тексты писаны людьми, которые «не плавали» в данной нам материи, нормы мастерски не постоянно выверены. Через эти дыры мы и лицезреем вот таковых горе-следователей, также служащих администраций и фондов, прописывающих в договорах и отчетах что на мозг взбредет», – заключил Виктор Григорьев.   

В свою очередь, Рубен Маркарьян высказал мировоззрение, что для того, чтоб исключить подобные «карьерные» уголовные дела в отношении бизнесменов, выход очевиден: или увеличивать грамотность правоприменителей, или упрощать законодательство так, чтоб его нереально было не осознать. А что касается ответственности за нарушения, здесь буквально у нас все в полном порядке, исторически мы отлично умеем наказывать. В этом плане уж буквально в законодательство ничего заносить не нужно.

Иллюстрация: РБК

 

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.