«Мы кровью заслужили быть всеполноценными гражданами Рф»


В сборочном цехе Ясиноватского машиностроительного завода прямо над входом висит большенный портрет Владимира Путина с надписью: «Наша надежда и опора».

Слова, под которыми мог бы подписаться хоть какой обитатель ДНР. Но на заводе, который с самого собственного основания в дальнем 1947-ом сам постоянно был одной из надежд и опор, гордостью тяжеленной промышленности Донбасса, эти слова читаются с особенным настроением. Портрет президента РФ в цехе смотрится как икона в «красноватом углу» российской избы.

Вообщем, жизнь компании здесь же опровергает этот образ и припоминает о российской пословице, которую слегка переиначив, можно подать так: «На Путина возлагай надежды, а сам не плошай». В этом помещении совершенно не так давно стоял новый проходческий комплекс для метростроя в Казахстане. Его фотографировали и снимали на видео журналисты, поздравлять с большим заказом ясиноватцев приезжал глава ДНР Денис Пушилин. Обыденное когда-то дело, перевоплотился в повод для радости. И то сказать – любая таковая продажа – прорыв для машиностроителей, большая удовлетворенность и фортуна. Такие настали времена.

Директор научно-производственного объединения «Ясиноватский машиностроительный завод» Владимир Трубчанин, как и всего его сотрудники и соратники, сдаваться не хочет, но признает, что положение весьма тяжелое. Совершенно мало легальности предприятию, которое, как и вся республика живет и работает в критериях непризнанности седьмой год, не воспрепядствовало бы.

– Я сейчас завидую русским компаниям, – гласит Владимир Викторович, – при всех тех дилеммах, которые у их есть, в РФ у коллег есть и огромные преференции от страны. Практически не так давно премьер Миша Мишустин презентовал программку кредитования промышленных компаний. Мы, как досадно бы это не звучало, сейчас ничего это не имеем. Мы выживаем на таком, понимаете своем комсомольском энтузиазме. Другими словами, нам не помогает никто. Слава Богу, что не мешает тоже никто – уже отлично.

Но самое грустное – мы осознаем, что с каждым днём, неделькой, месяцем мы больше отстаем от наших русских коллег. Все просто – они имеют доступ к кредитованию, к рынкам.

Война нанесла одному из фаворитов угольного машиностроения, поставлявшего свои проходческие комплексы для метростроев Москвы, Питера и ряда остальных русских городов, неисправимые удары. Огнем украинской артиллерии тут уничтожено до 30 процентов производственной базы. С лета 2014 по зиму 2015 года завод совершенно был специфичной «Брестской крепостью», на входе в него бурлили бои, заводчане работали фактически под обстрелами. Здесь ведь как – идешь по цеху, открываешь дверь перейти в иной и оказываешься в пустоте и разрухе.

– Накрыли артиллерией, – вздыхает при воспоминании исполнительный директор машзавода Сергей Конопля. – Вкупе с оборудованием.
Инженер этот проработал тут наиболее сорока лет. За крайние годы, наверняка, притерпелся, но чуть ли когда-нибудь привыкнет к этому виду.

Совершенно, по всей местности завода много следов войны. Старенькое здание заводоуправления до сего времени стоит разбитое. Восстанавливать пока очень недешево. Практичность, необходимость сберегать в буквальном смысле каждую копейку, пока не дает способности вернуть его. Даже издалека воспоминание жутковатое, поблизости ощущаешь себя как в Сталинграде Величавой Российскей либо в Донецком аэропорту сегодняшней войны.

Меж тем, такие утраты заводу издавна не по кармашку.

– Предприятие тоже уже «старое», – пеняет Владимир Трубчанин, – износ главных фондов дает о для себя знать.

Идешь по цехам и понимаешь, о чем гласит управляющий ЯМЗ – в массе собственной станки, по-своему все еще неповторимые (ну и нет остальных) изготовлены в 60-х годах прошедшего столетия. Им лет по 50 минимум. Ясно, что конкурентнсть русским заводам, получающим регулярную поддержку от страны, ясиноватцы могут лишь проигрывать в этом плане.

– Мы оставлены наедине с этими неуввязками, – гласит Трубчанин, – системной помощи индустрии Донбасса я не вижу. Даже в самом простом – наведении порядка в платежной дисциплине. Было бы легче, если хотя бы это наладили. Угольщики совершенно не торопятся рассчитываться с нами за нашу продукцию, которую мы им уже поставили. Даже такие, вчера еще монстры углепрома, как донецкая шахта им. Засядько. А ведь они добывают и продают коксующийся уголь, пользующийся завышенным спросом.

Еще одна большая неувязка – логистика.

– От жд транспорта мы уже отвыкли, – невесело гласит директор ЯМЗ. – И о этом мы говорим в Ясиноватой! А ведь станция Ясиноватая в русское время была 2-ой в Союзе по размеру сортировки и перевалки грузов опосля станции Москва-Сортировочная.

Да в парках прибытия и отправления, и в огромном транзитном парке станции Ясиноватая, «столицы железнодорожников Донбасса», сейчас можно лишь в футбол гонять, как молвят местные железнодорожники, – пусто!

Война и непризнанность, жесточайшая финансовая блокада принесли Ясиноватскому машзаводу большенные утраты. И обучили выживать.

– От нас отвыкли, – отрисовывают ситуацию Владимир Турчанин. В не такие и дальние «тучные» времена все предпочитали брать чего-нибудть германское. А сейчас – санкционная политика, ну и средств сделалось еще меньше. Вспомянули о нас.

У завода сейчас есть одно бесспорное преимущество. Мы не то что в разы, мы на порядок дешевле западных соперников. И это нас выручает. Хотя, естественно, даже на постсоветском пространстве тяжело работать. Вот для Казахстана заказ большой выполнили, сейчас, даст Бог, для Петербургского метро сработаем. Есть заказ для Белоруссии – для Солигорских калийных рудников проходческий комплекс. Он меньше, чем казахский, но все-же.
Ясиноватские машиностроители медлительно, но весьма упрямо поднимаются к наилучшей жизни. Если в 2016 году сделали пяток шахтных комбайнов, то в прошедшем уже 20.

– На данный момент у нас уже есть подписанные договоры на довольно суровые суммы, в процессе подписания несколько весьма увлекательных, в том числе на создание тоннелепроходческих комплексов, – ведает Трубчанин. – Хотя нам обыденно не хватает обратных средств для строительства наших машин. Другими словами, опять мы говорим о отсутствие кредитования – этом биче республиканской индустрии.

Вообщем, на заводе веруют в то, что завтрашний денек будет лучше.

– Тенденции мне нравятся, – гласит директор ЯМЗ. – У нас вот случилось огромное событие – мне лишь что звонил один из моих замов, он в командировке в РФ, – порадовал, что нам в конце концов дали сертификат соответствия русский, другими словами мы сейчас приравниваемся к русским производителям. Я надеюсь, что это даст нам и русский рынок муниципальных закупок, и мы войдет в программку импортозамещения. Естественно, по инстанциям побегать придется, но, надеюсь, в сегодняшнем году систему эту отладим.

Ясиноватский машзавод – один из немногих удачных в ЛДНР, здесь научились выживать. Пока лишь выживать, но зато отменно. Да, заработной платы пока вдвое ниже, чем у коллег в примыкающем Ростове на дону, но они платятся, а в Ясиноватой машзавод – островок стабильности. Ранее этот маленький город-спутник Донецка, в 19 км от него, жил в главном жд узлом. Сейчас ЯМЗ лишь и остался.
Да, есть кадровая неувязка. Она в Донбассе видима и остра. Молвят, что лишь в системе «Внешторгсервиса», который контролирует металлургическую индустрия Донбасса, за год уволилось около 6000 работников. Наша родина – мощнейший «пылесос» для Донбасса, обитатели которого семь лет живут и работают в критериях социально-экономической катастрофы. С каждым деньком больше паспортов РФ в краю шахтеров и металлургов, а означает, больше способностей у людей уехать и строить свою жизнь на большенный Родине.

Что будет с малой, что будет с этим же ЯМЗ? Тут уперлись ногами в неласковую донецкую почву и упрямо работают, посматривая на портрет Путина в цехе и со стихами Тютчева на устах:

Чему бы жизнь нас ни учила,

Но сердечко верует в чудеса…

Понятно, что в Ясиноватой, как и во всем Донбассе все ожидают 1-го – возврата в родную гавань, в свою семью, из которой край был исторгнут 100 годов назад большевистской волей.

– Мы российские de facto всю жизнь, ну и почти все из нас уже de jure – россияне, ведь паспорта РФ получили наиболее 600 тыщ донбассовцев, – гласит Владимир Трубчанин, – мы никак не худшие россияне, чем другие, «на континенте», так сказать. Потому Рф пора уже и относится к нам, как к обычным, всеполноценным гражданам. Мы это, кажется, заслужили. И кровью, и позже.

Источник: politcentr.ru

Добавить комментарий