Закон не повысит свойство медиации | носости на nalogi-vychety

Федеральная палата адвокатов РФ подвергла критике ряд положений законопроекта о медиации, разработанного Минюстом Рф

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко направил заместителю министра юстиции РФ Максиму Бесхмельницыну письмо с изложением правовой позиции Федеральной палаты адвокатов РФ относительно проекта федерального закона «О урегулировании споров с ролью посредника (медиации) в Русской Федерации» (дальше – законопроект). В правовой позиции ФПА РФ указывается, что запрет адвокатам и нотариусам заниматься медиацией не имеет под собой легитимных оснований, также подчеркивается, что медиация как публичный институт может перевоплотиться в подобие гос службы по примирению.

Отметив, что законопроект, как надо из объяснительной записки, имеет своими целями создание подходящих критерий для развития медиации, ее популяризацию и улучшение, понижение перегрузки на судебную систему, в ФПА РФ высказывают мировоззрение о необходимости и востребованности ряда новейших положений проекта. А именно, устанавливается неотклонимая медиация по семейным спорам с ролью несовершеннолетних малышей; включено общее положение о применении восстановительного правосудия – медиации в области уголовных дел; придается законный статус медиации в области образования («школьной» медиации).

Вкупе с тем, отмечается в правовой позиции, «законопроект содержит ряд положений, с которыми Федеральная палата адвокатов РФ не может согласиться, так как они противоречат заявленным целям развития медиации и понижения перегрузки на судебную систему, являются случайными и очень противоречивыми».

До этого всего, предлагаемый запрет для адвокатов и нотариусов выступать в качестве медиаторов «не имеет под собой легитимных оснований, противоречит устоявшейся общемировой практике, также не учитывает тот положительный опыт, который был накоплен в нашей стране за прошедшие пару лет с момента принятия работающего закона о медиации», где схожих ограничений нет.

ФПА РФ припоминает, что деятельность медиатора, как и адвокатская деятельность, не является предпринимательской и допускает совмещение статуса адвоката с воплощением процедуры медиации. Наличие адвокатского статуса не препятствует роли в другом другом методе разрешения споров – осуществлении функций третейского судьи.

Законопроект, как подчеркивается в письме, содержит «определенное внутреннее противоречие»: с одной стороны, он просит неотклонимого наличия у медиатора высшего юридического образования, с иной – дает запретить доступ к осуществлению медиации конкретно проф юристам – адвокатам и нотариусам. «Таковой запрет в отношении проф юристов, подчиняющихся проф и этическим эталонам, смотрится полностью произвольным и алогичным», – констатирует ФПА РФ и выражает недоумение, почему и для что создатели законопроекта перекрывают дорогу к медиации данной квалифицированной части юридического общества.

В ФПА РФ отмечают, что в течение крайних 10 лет конкретно представители адвокатского общества являются нужными медиаторами. При этом эта востребованность исходит, в том числе, и со стороны судейского корпуса. «Судьи, рассматривающие штатские либо арбитражные споры, почти всегда предпочитают, чтоб процедура медиации проводилась конкретно медиаторами-адвокатами, отлично знающими процессуальное законодательство и способными облечь итоговое медиационное соглашение в юридически правильную форму», – говорится в правовой позиции.

Понимая и разделяя желание создателей законопроекта вполне исключить потенциальную возможность каких-то злоупотреблений со стороны лиц, участвующих в урегулировании споров в качестве медиаторов, в ФПА РФ считают нужным «исключить запрет для адвокатов на выполнение функций медиатора». Сразу предлагается установить доп гарантии беспристрастности и независимости медиатора с работающим статусом адвоката, направленные на увеличение свойства работы медиатора. А именно, идет речь о предоставлении письменных гарантий по исключению конфликта интересов и распространении действие норм Кодекса проф этики адвоката на деятельность адвоката в процессе его работы в качестве медиатора.

* * *

Не считая того, в правовой позиции ФПА РФ содержится негативная оценка того факта, что законопроект подразумевает полное исключение саморегулирования со стороны проф общества медиаторов, устанавливая при всем этом «твердое и всеобъятное регулирование со стороны страны всех вопросцев организации и проведения медиации». Так как в базе медиации лежит негосударственный, другой, создаваемый непубличными субъектами механизм разрешения споров и конфликтов, «таковая полная форма муниципального регулирования и контроля, которая предусматривается законопроектом, даст в недалекой перспективе оборотный эффект». Медиация как публичный институт не станет развиваться и перевоплотится в подобие гос службы по примирению.

Законопроект не учитывает положительный опыт в организации медиации в РФ и наличие общепризнанных в мире нескольких русских научных школ, развивающих это направление с 1990-х годов, и, в отличие от работающего закона, не предугадывает ни 1-го вопросца либо возможности, которое передается в сферу саморегулирования. Не предусматривается и создание каких-то органов саморегулирования, а Кодекс проф этики медиаторов – принимается муниципальным органом. В ФПА РФ особо отмечают, что, согласно законопроекту, квалификационная комиссия, принимающая экзамен у будущих медиаторов, состоит только из арбитров, представителей правоохранительных органов и Минюста.

«Мы полагаем, что упомянутый выше подход является естественным “перегибом”, который целенаправлено скорректировать, так как он не будет содействовать заявленным целям по развитию медиации, ее популяризации и совершенствованию», – говорится в письме.

* * *

Федеральная палата адвокатов РФ также считает целесообразным принятие доп мер по стимулированию развития медиации в области арбитражных споров, которые не повлекут доп расходов федерального бюджета.

Количество воззваний к медиаторам и число судебных споров, закончившихся подписанием мирового соглашения при помощи медиатора как и раньше очень не достаточно: за весь 2019 г. утверждено только 11 (!) таковых соглашений. В то же время средняя перегрузка на арбитру продолжает расти и в почти всех регионах существенно превосходит установленные нормативы. По статистике Верховного Суда РФ, количество дел, рассмотренных арбитражными судами по гражданско-правовым спорам с вынесением решения в 2019 г., составило практически один миллион (980 тыщ).

В критериях, когда процедура медиации в целом остается невостребованной как у людей, так и у бизнесменов, невзирая на очень высшую нагрузку на арбитров, в ФПА РФ считают, что «для расширения внедрения медиации недостаточно принять закон о медиации. Необходимы определенные экономические и правовые стимулы для того, чтоб граждане и компании воспользовались процедурой медиации».

В письме приводится сопоставление примирительных процедур в Рф и за рубежом. В Европе и в США удачливость медиации связана конкретно с «кандидатурой» по отношению к весьма долгой и дорогой судебной процедуре. В русских арбитражных судах оборотная ситуация: пошлина за воззвание в трибунал низкая, а сроки разрешения споров – сжатые. Но большой переизбыток исков (часто полностью безосновательных), чрезмерная загруженность арбитров приводят к понижению свойства судебных решений и неспособности сторон урегулировать споры без направления заявления в трибунал.

«Практика остальных государств, где медиация выступает в качестве суровой кандидатуры гос судебной системе, указывает, что там исключена возможность воззваний в трибунал “на всякий вариант”, также сотворен баланс меж судебными издержками и экономическими мерами по стимулированию для воззвания к медиации», – резюмируется в документе. К примеру, расходы на адвокатов, независимо от их настоящего размера, арбитражный трибунал пока взыскивает в «разумных границах», которые немногим различаются от размера пошлины. И в связи с сиим таковой аргумент, как расходы на судебную функцию, риск взыскания судебных издержек, является весьма значимой предпосылкой для внедрения медиации в большинстве государств, но не в Рф.

В ФПА РФ считают, что с учетом этих событий, во-1-х, было бы целесообразным некое увеличение размера гос пошлины по большим коммерческим спорам, которое не сделалось бы препятствием в доступе к судебной защите, а мотивировало бы стороны наиболее трепетно подступать к воззванию в трибунал. Во-2-х, доп стимулом стал бы возврат истцу уплаченной пошлины в случае, если стороны обращаются к медиации и добиваются соглашения. В-3-х, целенаправлено разглядеть введение неотклонимой медиации по неким категориям судебных споров, рассматриваемых арбитражными судами. Это могут быть споры о размере штрафных санкций; о изменении и расторжении договоров; дела, в каких заявляются встречные иски; споры о качестве выполненных работ.

«Проф помощь медиатора по таковым делам дозволит существенно прирастить количество дел, оканчиваемых мировым соглашением, и понизить число обжалований судебных решений», – резюмируется в документе.

Не считая того, в ФПА РФ отмечают, что почти все положения законопроекта требуют также значимой юридико-технической доработки.

Добавить комментарий